Биография А. Селезнева

Александр Владимирович Селезнев

(годы жизни: 1906-1961 г.г.)

Описание: http://seleznev.kz/images/seleznev_biography/image001.jpg
Артист балета, премьер
Казахского государственного театра оперы и балета, педагог, репетитор, хореограф-постановщик, бессменный художественный руководитель Алма-Атинского хореографического училища (1938-1961 г.г.). Народный артист КазССР (1955 г.). Награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Особая страница истории становления и развития национального профессионального балетного искусства и образования Казахстана, а вместе с ним и единственного до некоторых пор хореографического учебного заведения, осуществляющего подготовку профессиональных артистов балета связана с именем Народного артиста Казахской ССР Александром Владимировичем Селезневым.

А. В. Селезнев окончил частную балетную студию Кларка, затем вечернее отделение Ленинградского хореографического училища у В. И. Пономарёва, A. M. Монахова, A. B. Ширяева, будучи артистом Большого театра, проходил курсы подготовки педагогов классического танца.

По рассказам А. Селезнева своим ученикам, Александр Владимирович много гастролировал по городам Поволжья и Украины, был артистом театра музыкальной комедии (до 1928 г.), передвижного театра оперы (1929 г.), оперного театра им. Чернышевского в городе Саратове (1930-1931 г.г.), с 1931 по 1934 г.г. был артистом Академического театра оперы и балета им. Кирова в Ленинграде, а в сезон 1936-1937 года танцевал на сцене Большого театра СССР в Москве. Александр Владимирович часто вспоминал работу в передвижных театрах, особенно в балетной труппе известного антрепренера Раскатова, известную в то время во многих городах — Самаре, Казани, Астрахани, Оренбурге, Уфе.

Передвижные театры, созданные в начале ХХ века, несли большую просветительскую функцию, их главная цель – популяризация Большого искусства среди населения (оперы, балета). В подобного рода театрах каждый артист должен был быть универсалом, способным быстро сориентироваться потребностям зрителей. Конечно, работа в таком формате дала А.Селезневу огромный опыт, который в дальнейшем пригодился ему в его организаторской, просветительской, и конечно же педагогической деятельности в Алма-Ате.

В 1937 году А. Селезнев, уже зрелым мастером, переезжает из Москвы в Алма-Ату. Официальных версий, объясняющих переезд артиста две, — первая, которую часто озвучивают его ученики – это то, что Учитель был из числа ссыльных; вторая, — официальная, А. Селезнев, посетив в 1936 году выступление воспитанников Алма-Атинской хореографической школы на Первой Декаде казахского искусства и литературы в Москве, был совершенно очарован юными артистами и через год принимает приглашение Казахского правительства переехать в Алма-Ату, с целью оказания творческой помощи в деле освоения классического балетного наследия.

В Алма-Ате, Александр Селезнев заключает договор на один год с театром оперы и балета, где с первого сезона 1937-1938 года занимает положение премьера.

За короткий срок он создает целую галерею разнохарактерных образов: Альберт (А. Адан «Жизель», постановка Л. Жукова), Зигфрид (П. Чайковский «Лебединое озеро», постановка Л. Жукова), Гирей (Б. Асафьев «Бахчисарайский фонтан», постановка Ю. Ковалева), Марцелина и Колен (П. Гертель «Тщетная предосторожность», постановка А. Селезнева), Петр I (Р. Глиэр «Медный всадник», постановка. Ю. Ковалев), Клод Фролло (Ц. Пуни «Эсмеральда», постановка Д. Абирова), Мергенбай (В. Великанов «Камбар и Назым», постановка Д. Абиров) и ряд других навсегда остались в памяти благодарных зрителей, коллег и учеников.

Описание: А

1938 год. Александр Селезнев. П.И.Чайковский «Лебединое озеро»

Описание: C:\Users\user\Desktop\Училище\фото\Селезнев\1938г.П.Чайковский. Леб.озеро. 3 акт. Одилия- З.Плужникова, Зигфрид - А.Селезнев.jpg

1938 год. П. Чайкоский «Лебединное озеро» 3 акт.

Одиллия – З. Плужникова, Зигфрид — А. Селезнев

В 1938 году Александр Селезнев получает предложение стать художественным руководителем хореографической школы, на место Александра Александрова, объявленного врагом народа. Чувствуя особую ответственность за то, что было начато попавшим под репрессии коллегой, Селезнев взял на себя заботу о его питомцах, 32-х воспитанниках только что созданной балетной школы. Это были собранные со всех концов республики сироты, но по словам А. Селезнева очень «талантливые ребятишки». С этого момента Александр Владимирович принимает решение оставить сцену и посвятить себя воспитанию будущих артистов балета.

По словам А. В. Селезнева он вообще не собирался заниматься педагогической деятельностью и предполагал пробыть в Алма-Ате не более дух лет. Но судьба распорядилась иначе: Александр Владимирович навсегда остался в Казахстане, в городе Алма-Ате, который стал для него второй Родиной. Все свои знания, опыт и труд, всю свою любовь к танцу он вложил в развитие и становление национального балетного искусства Казахстана.

Благодаря стараниям А. Селезнева, Постановлением Совета Народных Комиссаров Казахской ССР от 3 мая 1938 года №419 «О реорганизации учебных заведений по подготовке кадров искусства» в городе Алма-Ате был создан Хореографический техникум, позже преобразованный в Казахское государственное хореографическое училище.

Вдохновенный последователь высокой школы русского балета А. Селезнев выстраивает систему казахского хореографического образования на основе программ и планов Ленинградского хореографического училища, присланных в Алма-Ату Агриппиной Вагановой.

Традиции русской классической школы танца переносились на новую почву не механически. Почва эта была подготовлена общим расцветом национальной культуры, потребностью народа в театральном искусстве, его возросшими духовными интересами. Освоение законов классической хореографии шло одновременно с широчайшим развитием и обновлением национальных традиций, поисками новых форм, тем и образов.

В программу обучения были введены дисциплины — музыка, музыкальная литература, история театра и балета, грим, мастерство актера, французский язык. Александра Владимировича заботила общая культура будущих артистов, а не только ремесленническое следование одной лишь танцевальной стороне обучения [1, с. 147]. Весь комплекс дисциплин сразу способствовал поднятию уровня профессионального образования в сфере балетного искусства, что сразу дало заметные результаты.

Успешным итогом новой модели обучения стал Первый отчетно-показательный концерт, состоявшийся 13 июня 1938 года. В концертную программу, подготовленную А. Селезневым и Л. Молодяшиным и другими педагогами вошли «Шопениана» на музыку Ф. Шопена в постановке Фокина и «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь» А. Бородина в постановке Фокина и концертное отделение фортепианной музыки.

Коллеги по сцене были удивлены выбором программы и смелостью художественного руководителя, все настороженно смотрели на юных неокрепших артистов, «замахнувшихся» на шедевры классического наследия. Но Александр Владимирович был непоколебим и стоял на своем, позже он отмечал, что такой выбор репертуара был сделан не случайно, он хотел с первых шагов приобщать детей к самому лучшему, что есть в русской хореографии, в нем говорило желание дать своим питомцам обширный хореографический багаж, отправляя их в большую артистическую жизнь.

С этого времени, отчетные концерты станут традицией и будут проводится каждое полугодие. Каждый концерт мастер продумывал до мелких деталей. Составляя программу концертов, он старался не повторять программных номеров, охватить как можно больший диапазон балетной классики. К концерту готовились около трех месяцев, все номера ставил А. Селезнев, костюмы, декорации, грим также подбирал и шил сам Александр Владимирович. На выпускных концертах учащиеся обязательно танцевали одноактный балет в первом отделении, а во втором шли концертные номера. Очень часто А. Селезнев сам исполнял с выпускницами какое-нибудь адажио.

Описание: http://seleznev.kz/images/seleznev_biography/image003.jpg

1940-е годы. «Шопениана»

По воспоминаниям Булата Аюханова: «полугодовые концерты проходили в большом зале училища и состояли из двух отделений. В первом отделении учащиеся, как правило, демонстрировали умение играть на пианино, а во втором шел балетный концерт, где присутствовали воспитатели интерната и родители приходящих детей. Александр Владимирович садился рядом с играющим учеником и переворачивал страницы нот. Сейчас это кажется невероятным, но это было так. Он развивал в учениках творческие навыки, подхваливал, а иногда целовал в лоб «концертанта».

В трудные военные годы училище вошло в состав Музхоркомбината и расположилось на первом этаже нового здания по улице Сталина (ныне Казахская национальная консерватория им. Курмангазы). Александр Селезнев жил в здании учебного корпуса. В медпункте за шторкой размещалась его кровать. Утром он вел занятия для всех воспитанников с 1-го по 9-й классы, ставил учебные спектакли, а вечером блистал на сцене оперного театра. По просьбе Селезнева все воспитанники имели бесплатный вход в театр.

Как вспоминает его ученица Р. М. Ельчибекова:

— В день спектакля ученики знали, какую партию будет исполнять их «дядя Саша» (так называли его дети). Если он сегодня будет Ханом Гиреем, то урок вел спокойно, властно, жесты были повелительны, широки; если будет танцевать испанский танец в «Лебедином озере» — урок шел в быстром темпе, с задором, с особым блеском. В испанском танце он был как ураган, после спектакля весь город говорил об «Испанце Селезневе».

В 1942 году состоялся первый выпуск хореографического училища, который почти весь ушел на фронт. Владимир Александрович очень переживал за каждого из ушедшего, и не вернувшегося с фронта мальчика.

По воспоминаниям учеников, в послевоенные годы Селезнев в канун праздника Дня Победы проводил встречи с выпускниками. Одна из таких встреч была посвящена первому выпуску. К сожалению, из учеников первого выпуска в живых остался только один юноша. В битве под Москвой он обморозил свои ноги.

Описание: http://seleznev.kz/images/seleznev_biography/image004.jpg

1942 год. Первый выпуск

Казахского хореографического училища.

Слева направо стоят: Ж. Нуршаиков,М. Манасов,

С. Абдрахманов, Д. Абиров, А. Сабенов

Сидят: К. Ахунджанов, А. М. Демченко, А.Селезнев


Первый выпуск училища является исторически важным и в какой-то степени знаковым, так как в его подготовке принимала участие
легендарная балерина Галина Уланова, эвакуированная из Москвы в Алма-Ату осенью 1942 года. Параллельно с артистической деятельностью на сцене Казахского Государственного театра оперы и балета, она работала в хореографическом училище, оказывала всемерную поддержку. На выпускном экзамене, она, в качестве Председателя Государственной экзаменационной комиссии дала путевку в творческую жизнь первому выпуску.

Как вспоминал А. В. Селезнев Галина Сергеевна много времени уделяла воспитанникам балетной школы. Она проводила репетиции, принимала экзамены, когда надо было, помогала ценным советом. Её не останавливали тяжёлые условия работы. В холод, в слякоть она приходила и занималась с ребятами. По словам Александра Селезнева репетиции проходили следующим образом: «В сарае под раскрытым зонтиком сидела Галина Сергеевна. Электричество отсутствовало, поэтому я стоял подле нее с фонарем «Летучая мышь». Одна из учениц держала другой зонтик над пианисткой, а посередине зала стояли ведра и тряпки для собирания воды. Ученики исполняли свои номера, лавируя между всеми этими препятствиями, но они старались изо всех сил, чтобы заслужить одобрение замечательной балерины». По мнению А.В.Селезнева пребывание в Алма-Ате Галины Улановой сыграло огромную роль в дальнейшем развитии казахского балетного искусства.

После войны Александр Владимирович продолжал воспитывать своих учащихся на лучших образцах балетного классического наследия. В стенах Училища были осуществлены постановки сцен из балетов П. Чайковского «Лебединое озеро», Ц. Пуньи «Эсмеральда», Л. Минкуса «Баядерка» и «Дон-Кихот», Р. Глиэра «Красный мак», Grand pas из балета Э. Дельдевеза «Пахита».

К 15-летию со дня основания Казахского Государственного хореографического училища, в 1944 году А. В. Селезнев осуществил постановку П. Гертеля «Тщетная предосторожность». Спустя годы, в 2006 году к 100-летию со Дня рождения А. В. Селезнева, в Училище поставят именно этот балет в дань высокого уважения Мастеру.

Описание: D:\Мои документы\Фото АХУ им. А.В. Селезнева\Фотоархив Музея АХУ им. А.Селезнева\АХУ им. Селезнева 1940-е годы\1946г. Гертель. Тщетная предосторожность. Лиза - Р.Тажиева, Колен - А.В.Селезнев.jpg

Описание: D:\Мои документы\Фото АХУ им. А.В. Селезнева\Фотоархив Музея АХУ им. А.Селезнева\АХУ им. Селезнева 1940-е годы\1946г. Тщетная предосторожность. Лиза-Р. Тажиева, Колен-А.Селезенев.jpg

1944 г. Тщетная предосторожность.

Лиза – Ракуль Тажиева, Колен – Александр Селезнев

Грандиозным событием в жизни училища стало участие воспитанников в конференции Хореографических училищ СССР. 20 апреля 1950 года в городе Москве состоялся широкий смотр достижений балетной педагогики, ставший большим событием в жизни советской хореографии послевоенного времени. Вместе с ведущими училищами СССР – Московским и Ленинградским, на смотре было отмечено и Алма-Атинское хореографическое училище.

В составе артистической труппы были ученики старших классов Сара Кушербаева, Сания Тулусанова, Заур Райбаев, Гани Акжанов будущая гордость казахского балета. Воспитанники на сцене Концертного зала имени Чайковского показывали поставленный А.Селезневым «Па-де-катр» из балета «Раймонда» А.Глазунова и композицию на музыку Фредерика Шопена. Казахская школа заняла третье место после Ленинграда и Москвы. Комиссия конференции, в составе ведущих деятелей балетного искусства, единодушно признала техническую грамотность, строгую и выдержанную манеру исполнения юных танцовщиков. Было отмечено, что обучение классическому танцу в Казахстане поставлено правильно. Это было признанием профессионализма и мастерства педагогов и учащихся Алма-Атинского хореографического училища под руководством А.В. Селезнева.

Московский триумф дал «карт-бланш» учебному заведению, с этого времени Правительство Республики поддерживало и создавало условия для воспитания юных артистов балета.

На очередном смотре Хореографических училищ СССР в 1958 году Алма-Атинское хореографическое училище представляли учащиеся С. Акбарова, К. Даиров, Р. Мухамеджанова, Р. Давлетьярова, Э. Мальбеков, Т. Амиржанов, Т. Досименов, С. Зайнуллин, Р. Еслямгалиева, Б. Гиляжева, Р. Алипбаева, К. Габбасов. Сегодня они заслуженные ветераны казахского балета.

Описание: D:\Мои документы\Фото АХУ им. А.В. Селезнева\Фотоархив Музея АХУ им. А.Селезнева\Народный артист Каз.ССР А.В.Селезнев\14.06.1959г. В честь 25-я училища. ф. 06..jpg

14 июня 1959 года.

25-летие Казахского Государственного хореографического училища

После спектакля «Тщетная предосторожность».

Слева направо: Алипбаева Рая, Мухаметкалиева Злиха, Газизов Боря, Светлышева Фаина, Досименов Тлек, Александр Селезнев, Камалиева Культай, Даиров Капар, Акбарова Салима, Амиржанов Тулеген, Давлетьярова Роза, Ахмарова Тамара

А.Селезнев. 1962 год.

Почти 25 лет юные таланты находились под крылом Александра Селезнева. И для каждого он был папой, учителем, воспитателем, наставником, непререкаемым авторитетом, а самое главное — близким другом.

Описание: C:\Users\user\Desktop\Училище\фото\Селезнев\А.В.Селезнев на уроке классического танца.jpg

А.Селезнев на уроке классического танца.

— Дядя Саша, – по словам Народного артиста Казахстана Заурбека Райбаева, – был для нас близким и родным. Такая доброта свойственна великим людям. Он мог сочувствовать, прощать, учить, объяснять одно и то же помногу раз.

Из воспоминаний Народного артиста Республики Казахстан Булата Аюханова »:

— До 1941 года училище размещалось на улице Сибирской, в убогом помещении, где с утра до позднего вечера шли занятия по классическому танцу. Александр Владимирович вел начальные классы, и по мере взросления учеников, учил их до выпускного спектакля. В холодные и голодные годы стоически он нес груз просветителя и художника танца. Солист театра оперы и балета, он исполнял ведущие партии в «Лебедином озере», «Эсмеральде», «Медном всаднике», «Камбар и Назым» и других балетах, являя роскошество танца. Мы видели его вечером на сцене, а на завтра нам не верилось, что этот высокий, красивый как Аполлон человек, которого обожала публика, возится с нами, зелеными юнцами и неумехами.

Для каждого он находил слова любви и утешения, уверенности. С великой скорбью провожал Александр Владимирович на фронт еще неоперившихся юношей, разрывая собственное сердце и желая им вернуться живыми и здоровыми.

Одно время дядя Саша жил в каморке медпункта при нашем училище, и мы всегда чувствовали его присутствие. Он заглядывал в столовую интерната и лично следил за тем, чтобы нас хорошо и вкусно кормили. Нередко мы забивались к нему в каморку и, сидя на его железной кровати с досками, слушали рассказы про Мариинку и Большой театр, где он работал в 30-е годы. Нам было хорошо, мы любили его и не чувствовали безотцовщины.

Как педагог он был чрезвычайно требователен и строг, даже прикосновение его руки вызывало слезы страха. Зато после урока преображался. Мог приласкать самого нерадивого ученика, усадить его на колени, как бы коря себя за чрезмерную строгость. Часто, особенно в годы войны, наблюдалась такая картина: в столовой, где на учете каждая хлебная крошка, Селезнев выпрашивает для ученика какой-нибудь лакомый кусочек.

Мы дядю Сашу слушали и понимали. Хотя бы потому, что он был для каждого из нас отцом. Ведь большинство детей потеряли родителей в годы репрессий и войны. Он собирал по всей республике своих будущих питомцев, в основном ребят-сирот, никогда не знавших, что такое балет. Терпел на первых порах их непослушание, побеги из школы и интерната, вытаскивал из хулиганских компаний оступившихся, включая тех, кому могла угрожать тюрьма. «Предводители» бандитствующих молодчиков уважали дядю Сашу за его правоту, и им даже в голову не приходило хоть как-то его обидеть.

Из воспоминаний Народной артистки КазССР Инессы Манской:

— Его добрый фанатизм передавался всем нам, его студентам. Его любовь к детям была до обожания. Он ездил ежегодно по окраинам и собирал сирот и бездомных из детдомов Казахстана. Он считал это своим долгом по отношению к репрессированным семьям. Он гениально учил… Мы знали абсолютно все о творчестве выдающихся личностей по нашей специальности. Он учил требовательно относиться к себе и на сцене, и в быту. Я его обожала и это было взаимно. Он ждал всех и не начинал урока, если кто-то опаздывал. Если он выгонял из класса, то первым шел мириться. Никто не копил конфликтов. Нас объединяло серьезное дело — учеба Танцу.

Он не просто обучал профессиональному мастерству. Он преподал главный урок — самозабвенной преданности искусству, которая, как по эстафете, через его учеников, передается последующим поколениям. Благодаря Селезневу традиции знаменитой русской балетной школы пустили корни и здесь, в Казахстане.

О первых шагах в балете в своих воспоминаниях пишет Народная артистка КазССР Сара Кушербаева:

Шел 1946 год. Однажды пришла новость: объявлен набор в хореографическое училище. Отбирал детей дядя Саша. Несмот­ря на послевоенную нищету, мы жили своей по-детски радостной жизнью. Дядя Саша учил нас танцам, какие только были возможны. Импровизировал, придумывал, мы постоянно были заняты в спектаклях театра: танцевали поварят в «Дон Кихоте», детей в «Докторе Айболите», арапчат в «Пиковой даме». Все наши нравственно-эстетические идеалы воспитывались балетом, музыкой, театром. Мы любили театр. Любовь к оперному и драматическому искусству осталась у меня на всю жизнь. Искусство владело нашими душами и умами. Мы жили в нем, воспринимая все остальное как второстепенное и неважное».

Из воспоминаний Натальи Каньшиной-Гудочкиной:

Столетие со дня рождения дяди Саши, очень дорогая для всех нас дата. У него не было своих детей, и мы все были его детьми. Это был высокий красивый человек, и в его огромном сердце для каждого из нас был отведен свой уголочек. Проиллюстрирую это на собственном примере. У меня было трудное детство. В пик репрессий 1937 года я потеряла отца, а когда пришла в училище, на дворе стоял послевоенный 1946-й. Жили мы с мамой очень бедно, и все, что она смогла сделать в тот ответственный для меня момент, так это сшить сарафанчик из марли. На ситец денег не хватило, да и был ли где тогда этот ситец? Увидев меня в таком одеянии, Александр Владимирович сказал: «Попроси маму прийти завтра с тобой». И когда мама пришла, он произнес: «Напишите заявление с просьбой зачислить вашу дочь на гос­обеспечение». Александр Владимирович сознательно шел на нарушение порядка. Ведь на гособеспечение брали лишь сирот и беспризорных, а я была из «домашников», то есть из тех, кто живет на иждивении родителей. Но дядя Саша ничего не побоялся и добился своего. Такое, как вы понимаете, никогда в жизни не забудешь. И поэтому, когда я прихожу к нему на могилу, кладу цветы, я всегда очень низко кланяюсь и говорю: «Дядя Саша, дорогой, спасибо вам за мою жизнь!»

Теперь о нем как о педагоге. За восемь лет пребывания в училище у меня сменилось четыре преподавателя классического танца, но дяди Саши, к сожалению, среди них не было. Он не был моим непосредственным наставником, не учил меня азбуке балета. И, тем не менее, мне повезло, наверное, больше, чем другим. Представьте, когда я училась на втором курсе и постановкой «Шопенианы» готовили к выпуску старшекурсников, дядя Саша дал мне, второкурснице, главную партию в этом балете. Я исполняла Седьмой вальс Шопена с Абдуахимом Асылмуратовым. А нашим выпускным спектаклем была «Спящая красавица», где мне доверили партию Принцессы Авроры в первом действии. Но самое главное это то, что во втором отделении концерта я танцевала адажио из «Лебединого озера» — с кем бы вы думали? С дядей Сашей! Я выступала с ним всего раз в жизни, потому что к тому времени его как танцовщика уже не занимали, но на сцену, будучи великолепным актером, в отдельных ролях он выходил еще долго.

Описание: D:\Мои документы\Фото АХУ им. А.В. Селезнева\Фотоархив Музея АХУ им. А.Селезнева\Фотоархив  Наталии Николаевны Гудочкиной-Каньшиной\1954г. А.В.Селезнев, выпускница Н.Н.Гудочкина..jpg

Александр Селезнев

Наталья Гудочкина

Скажем, это был Петр Первый в «Медном всаднике», Гирей в «Бахчисарайском фонтане», Марцелина в «Тщетной предосторожности». И пока на протяжении двух лет шла подготовка к выпускному выступлению, он лепил из меня балерину. Учил не только что-то правильно делать, а всю душу вкладывал в меня. Как, впрочем, в каждого из нас. Прежде всего учил любить балет. Говорил: «Вы не себя любите в балете, а балет в себе. Тогда вы станете артистами. Если вы находитесь в последней линии, танцуйте так, чтобы вас увидели и перевели в первую. Будучи в первой, стремитесь к тому, чтобы доверили сольную партию. А, исполняя сольную, делайте все на таком уровне, чтобы вам дали партию ведущую». И вот все эти его наставления, полученные мной за два года, я пронесла через всю свою жизнь. Думаю, что я вправе считать себя тоже воспитанницей Селезнева. Он мой учитель и наставник, которому я бесконечно благодарна.

Вспоминает Отличник образования Республики Казахстан Куаныш Жакипова:

— Он был нам как отец, жил с нами в интернате, ел с нами кашу, преподавал и участвовал во всех репетициях, заботился во что мы были одеты. Всех нас старались задействовать в спектаклях Театра оперы и балета им. Абая. Мы счастливы были носить хотя бы бороду Черномора по сцене в спектакле «Руслан и Людмила», а в опере Даргомыжского «Русалка», мы были русалками, в «Докторе Айболите» – цыплятами и ласточками. И обязательно каждый вечер мы ходили на спектакли. Нас всегда пропускали как своих детей. Возвращались со спектаклей с дядей Сашей и по дороге делились впечатлениями.

Из воспоминаний Заслуженного деятеля РК Булата Джантаева:

— Я жил в знаменитом алма-атинском Доме артистов, в квартале от училища. Однажды дядя Саша, которого мы все знали, поймал меня в сквере, стал о чем-то спрашивать, потом заставил встать, сесть, покрутиться на одной ноге, распахнуть руки, раскланяться, а когда я все это сделал, сказал: «Ну что ж, если постараться, можешь стать танцовщиком. Будешь учиться у меня». «Ну да, – подумал я, – так я тебя и послушался!». Вскоре дядя Саша снова нашел меня и буквально за уши притащил в балетный класс. И лишь повзрослев, я понял, что с его стороны это был великий акт доброты. Узнав, что моя мама подверглась репрессиям, он проявил конкретную заботу обо мне. Вскоре с группой других ребят я отправился в Московское академическое хореографическое училище. Все мы его успешно окончили. Сказалось чутье нашего первого педагога и прошедший под его руководством начальный этап обучения. В той группе, кроме меня, были Рамазан Бапов, Наташа Аринбасарова, Дюсенбек Накипов, Раушан Байсеитова, Зарема Кастеева, Райхан Унгарова, Кайрат Мажекеев и другие ребята.

А.В. Селезнев осуществил 17 выпусков, сформировав свою школу педагогики классического танца. Он воспитал целую плеяду артистов
балета, ставших ведущими мастерами хореографического искусства Казахстана. Это — народные и заслуженные артисты Каз.ССР: Д. Абиров, З. Райбаев, Б. Аюханов, С. Кушербаева, И. Манская, Р. Тажиева, А. Асылмуратов, С. Тулусанова, З. Акбарова, Л. Таганов, Э. Мальбеков, Г. Акжанов, Г. Урманова, Р. Исламгалиева, Ф. Ултанбаева, Л. Аширова, Н. Карабоинова, Л. Сарынова – кандидат искусствоведения, первый исследователь казахского балетного искусства.

Описание: D:\Мои документы\Фото АХУ им. А.В. Селезнева\Фотоархив Музея АХУ им. А.Селезнева\Ученики Селезнева\Балет Дорогой Дружбы. Куралай - Народная артистка Каз.ССР Сара Кушербаева, Сабыр - Народный артист Каз. ССР Заурбек Райбаев. Алма-ата, 1958г..jpg Описание: D:\Мои документы\Фото АХУ им. А.В. Селезнева\Фотоархив Музея АХУ им. А.Селезнева\Ученики Селезнева\Народные артисты РК Инесса Манская, Булат Аюханов. 1960-е годы..jpg

Сара Кушербаева, Заурбек Райбаев Инесса Манская Булат Аюханов

Описание: D:\Мои документы\Фото АХУ им. А.В. Селезнева\Фотоархив Музея АХУ им. А.Селезнева\Ученики Селезнева\Б. Асафьев. Бахчисарайский фонтан. Зарема - Заслуженная артистка Каз.ССР Софья Тулусанова, Гирей - Заслуженный артист Абдуахим Асылмуратов.jpg

Софья Тулусанова, Абдуахим Асылмуратов

Описание: D:\Мои документы\Фото АХУ им. А.В. Селезнева\Фотоархив Музея АХУ им. А.Селезнева\Ученики Селезнева\Заслуженный артист Каз.ССР Леонид Таганов.jpg

Леонид Таганов

Описание: D:\Мои документы\Фото АХУ им. А.В. Селезнева\Фотоархив Музея АХУ им. А.Селезнева\Ученики Селезнева\Заслуженная артистка Каз. ССР Ракуль Тажиева.jpg Описание: D:\Мои документы\Фото АХУ им. А.В. Селезнева\Фотоархив Музея АХУ им. А.Селезнева\Ученики Селезнева\Спящая красавица. Н.Гудочкина.jpg

Ракуль Тажиева Наталья Гудочкина

Солистами ГАТОБ им. Абая стали Л. Симагина, Т. Васильева, А. Солнцева, Н. Краснова, Н. Заичкина, Л. Воскресенская, С. Акбарова, Г. Горская, Н. Гудочкина, В. Хен, Х. Базарбаев, С. Зайнуллин, В. Коржева, И. Астафьев, Ю. Малых, И. Шамиев, Р. Хасанов, С. Сагандыков, М. Бапов, Т. Досименов, А. Амангельдина, С. Войцеховская, Т.Ахмарова, Р. Давлетьярова, И. Гуляева, М. Мунтин, Т. Мальбекова и ряд других.

Ученики А.В. Селезнева стали ведущими педагогами хореографического училища. Среди них: Р. Ельчибекова, А. Тулекова, А. Габитова, И. Олзоева, Ж. Тастанова, К. Жакипова, С. Наурызбаева, Р. Курпешева и многие другие.

А.В. Селезнев всегда делал акцент на воспитание национальных кадров. Он думал о национальной школе казахского балета. Вот слова из письма
А.В. Селезнева 1957 года к ученице С. Войцеховской: «Казахстан — казахи, в этих двух словах весь смысл моей работы, моего труда и моих обязанностей. Иначе не может и не должно быть».

Мечте А.В. Селезнева суждено было сбыться. Современная казахстанская школа балета существует и развивается наряду с ведущими мировыми школами хореографии. Она формировалась усилиями деятелей как ленинградской, так и московской ветвей русской хореографической школы. В слиянии с национальными казахскими традициями и родился феномен казахстанского балета, сегодня известного во всем мире.